Хью Джекман: «На съемочной площадке мне нужно было лишь стоять и сиять»

Хью Джекман: «На съемочной площадке мне нужно было лишь стоять и сиять»

Режиссер «Анны Карениной» Джо Райт снял новую нетрадиционную адаптацию истории о Питере Пэне, одна из главных ролей в которой досталась Хью Джекману. Мы встретились с Хью в Лондоне, чтобы обсудить образы вдохновляющих злодеев и вечную молодость.

В фильме «Пэн: Путешествие в Нетландию» (выходит в российский прокат 8 октября) австралийский актер сыграл устрашающего капитана пиратов по кличке Черная Борода, который порабощал детей и терроризировал коренное население Нетландии. Надо признать, что в исполнении Джекмана Черная Борода оказался не самым типичным пиратом.

 

Хью, учитывая декадентский шик и подточенные зубы, ваш персонаж выглядит скорее как вампир, а не как пират. Насколько вы лично повлияли на создание образа?

Когда я только вступил в переговоры со студией, я обнаружил у своего сына в закромах выпуск журнала National Geographic Kids с огромной статьей про Черную Бороду. Страшно обрадовался, подумал, что вот сейчас почитаю, все узнаю и, считай, к роли подготовился. В статье упоминалась легенда о том, как пират любил вставлять палки с благовониями себе в бороду. Он их поджигал каждый раз перед битвой, и когда прыгал на палубу неприятельского корабля, казалось, будто его голова в огне.

Я так воодушевился, что на нашу первую встречу с Джо Райтом пришел с этим журналом. Показываю ему, говорю, мол, смотри, как круто, давай это возьмем на вооружение. «Нет», — ответил Джо безучастно. Он тоже пришел подготовленным: у него на iPad был фотомонтаж с моим изображением. На мне был грим, похожий на потрескавшуюся штукатурку, парик, как у Марии-Антуанетты, костюм, как у Людовика XIV, и куча колец на пальцах. Мне пришлось сдаться без боя: «Ну да, это, конечно, совсем другое дело».

В итоге да, у меня были кое-какие идеи, но на самом деле образ был создан Джо, костюмерами, гримерами и парикмахерами. Они в этом деле разбираются куда лучше, чем я. И, скажу вам честно, этот образ выполнял примерно 80% моей работы. Я просто приходил на площадку при полном параде, и все ахали. Мне ничего не надо было делать — просто стоять там и сиять.

 

Хью Джекман: «На съемочной площадке мне нужно было лишь стоять и сиять»

 

Это правда, что о роли пирата мечтает любой актер? Приятно ведь играть персонажа, которого, в общем-то, ничего не сдерживает, для которого нет никаких рамок.

Да, это верно. Но у меня имелся еще свой давний интерес. Помню, как я в юности любил «Скарамуша», а в актерской школе с удовольствием посещал обязательные уроки фехтования. Мне это страшно нравилось, хотя многие жаловались, что в этом всем нет никакого смысла. На последнем курсе нам надо было поставить пьесу с хореографическими номерами, и я, не будь дураком, взял и воссоздал классическую сцену битвы на мечах из «Принцессы-невесты» — ту самую, где «Меня зовут Индиго Монтойя…» и все такое. Поэтому в работе над «Пэном» я больше всего ждал момента, когда я снова возьму в руки шпагу.

 

Хью Джекман: «На съемочной площадке мне нужно было лишь стоять и сиять»

 

Какие злодеи из истории кино и литературы вас вдохновляли?

Например, Злая Ведьма Запада из «Волшебника из страны Оз», потому что это был первый просмотренный фильм на моей памяти. Помню, что очень боялся и ненавидел этого персонажа.

Еще я, конечно, всегда держал в памяти хрестоматийных злодеев из реалистичных фильмов — Ганнибал Лектор, Алан Рикман в «Крепком орешке» и прочие. Но Джо настаивал на том, что Нетландия — в голове Питера Пэна, поэтому все персонажи в нем должны быть такими, какими их видел бы 11-летний ребенок. То есть устрашающими и нелепыми. Это как раз и напоминает «Волшебника из страны Оз»: как только в уравнении появляется переменная «все происходит в воображении героя», так многие границы и условности просто исчезают. А когда рушатся барьеры, становится особенно весело.

 

Фильм выглядит так, как будто вы все получали большое удовольствие, работая над ним. Что вам больше всего запомнилось?

Одним из самых запоминающихся был день рожденья Джо. Мы в тот момент снимали в павильонах, где была выстроена огромнейшая декорация деревни в джунглях. Представьте себе: 200 человек статистов, одетых в яркие наряды коренных жителей, вся съемочная группа, весь технический персонал, все наши звезды — вот эта пестрая толпа в едином порыве веселилась и отплясывала под мелодии, которые крутил наш режиссер-именинник, заделавшийся диджеем. Мы дурачились и ребячились, и это было очень кстати, потому что фильм посвящен вечной молодости. Даже такой почтенный старикан, как я, чувствовал себя на площадке сущим ребенком.

 

Хью Джекман: «На съемочной площадке мне нужно было лишь стоять и сиять»

 

Что вам ставил диджей Джо?

Да все что попало, от ABBA до Daft Punk. Знаете, я никогда не был на фестивале Burning Man в невадской пустыне, но я уверен, что там происходит что-то очень похожее. А кстати, еще один из запоминающихся моментов в ходе съемок — тот день, когда мы снимали сцену моего первого появления в фильме. Пусть это и несколько эгоцентрично с моей стороны, но когда ты входишь в кадр под аккомпанемент хора сотни детей, поющих Nirvana а капелла, это совершенно незабываемо.

Это не было прописано в сценарии, но Джо позволяет актерам много импровизировать и экспериментировать с персонажами в ходе репетиций — что во многом схоже с работой в театре. Так вот в один день мы появились на площадке и нам всем выдали листы с текстом песни Smells Like Teen Spirit. Я подумал, что это просто будет какое-то вокальное упражнение. Но Джо говорит: «Давай-ка попробуем, может, соорудим твой выход под эту песню». И я такой сразу: «Да! Да-да-да, давай, давай!» Кажется, я даже начал прыгать и плясать вокруг него.

 

Ваш персонаж в фильме использует ценную волшебную пыль, чтобы всегда оставаться молодым. Если бы вам в реальной жизни попалась такая полезная вещь, для чего вы бы ее использовали?

Чтобы всегда оставаться молодым, ха-ха! Но вообще было бы круто, если бы эта пыль давала мне возможность читать книги в один присест. Сел, проглотил роман и пошел дальше. Ради такого я даже готов пожертвовать вечной молодостью.

 

Кстати, о молодости… Ваш юный коллега и соотечественник, исполнитель роли Питера Ливай Миллер наверняка многому у вас научился. А чему вы научились у него?

 

Хью Джекман: «На съемочной площадке мне нужно было лишь стоять и сиять»

 

Я впервые встретил Ливая, когда приехал на репетицию незадолго до начала съемок. Выхожу из машины, а ко мне подбегает пацан и протягивает руку: «Добрый день, мистер Джекман, очень рад познакомиться!» А я ему говорю: «Нет-нет, зови меня Хью. Мистер Джекман — это мой папа».

Ливай со всеми обращался вежливо, с уважением, и он сохранил это отношение на протяжении всего периода работы над фильмом. При всем этом он был очень свежим, юным, любознательным и совершенно лишенным цинизма, на все смотрел с широко открытыми от восхищения глазами.

Да, мы все в той или иной степени любим то, чем занимаемся. Но когда рядом с тобой 11-летний мальчик, который играет свою

 

Хью Джекман: «На съемочной площадке мне нужно было лишь стоять и сиять»

первую в жизни роль и все никак не может поверить, что он на киноплощадке, а не в школе, — это настолько заразительное чувство, что ты волей-неволей вместе с ним начинаешь наслаждаться каждой минутой съемок. В этого парня совсем скоро влюбится весь мир, и я не устану всем рассказывать, что работать с ним было огромное удовольствие и большая честь.

 

Вам к этой роли пришлось много готовиться физически. Дело даже дошло до бритья головы. Есть ли что-то, что вы бы не стали делать ради роли?

Мне кажется, я никогда не отказывался от того, что считал хорошей идеей. Но вот конкретно бритье головы в данном случае — это не актерский подвиг, а скорее последствия лени. Честно, гримеры мне предложили ежедневно присобачивать к моей голове накладку в виде лысины. Я спросил, сколько это будет занимать. Они сказали, 45 минут. На что я ответил: «Дайте мне срочно машинку для стрижки!» Между 45 минутами сна по утрам и головой, полной волос, мне кажется, выбор до обидного очевиден.

 

Хью Джекман: «На съемочной площадке мне нужно было лишь стоять и сиять»

 

Часто у вас в карьере бывали случайности, которые на поверку оказывались судьбоносными? Насколько я помню, Росомахой вы стали не сразу…

Да, я тогда не прошел кастинг, на роль был выбран другой актер (Дугрей Скотт. — «РБК Стиль»). Но он сильно задержался на съемках своего предыдущего фильма, а я в это время удачно оказался в Лос-Анджелесе, собирая документы для усыновления своего мальчика. Так вот это было и вправду очень большой удачей — если угодно, можно назвать это судьбой.

Конечно, у каждого из нас в жизни бывают такие моменты. Просто нужно не уповать на случай, работать в поте лица и, если уж возможность представится, хвататься за нее руками и ногами. Я немного сожалею, что когда-то отказался от роли в «Чикаго». Я тогда посчитал, что слишком молод для нее — герою должно было быть за 50, а мне было всего лишь 30. Но потом при просмотре фильма я прозрел: «Грим, черт возьми, грим! Ну почему ты не подумал о гриме, вот ты лопух недоделанный!» Но чего уж там, Ричард Гир сыграл феноменально, и роль эта ему подошла куда лучше, чем мне 30-летнему.

Каждый раз, когда мы упускаем шанс, им непременно воспользуется кто-нибудь другой. И это прекрасно, потому что с ближним надо делиться всем, даже подарками судьбы.

 

Источник