«Шпионский мост»: незаметные герои холодной войны

«Шпионский мост»: незаметные герои холодной войны

Стивен Спилберг, классик развлекательных картин для всей семьи, снял историческую драму в духе своих же «Мюнхена» и «Линкольна». В ней он выглядит старомодным проповедником банальных, но справедливых истин, и есть в этом что-то подкупающее.

3 ноября в прокат вышел триллер Стивена Спилберга «Шпионский мост». Почти в каждом фильме режиссера, даже детском, есть гуманистический посыл о превосходстве интересов личности над интересами общества и государства, а уж тем более если личность действует в интересах общества, пусть и против его желания. Общество станет мудрее — поймет. Поэтому история об адвокате Джеймсе Доноване (Том Хэнкс), тихо жившем с семьей в Бруклине, но выдернутом из рутины, чтобы доказать объективность и беспристрастность американского правосудия, не становится на сторону США, или СССР, или ГДР, где происходит вторая часть «Шпионского моста». Это фильм, где советские функционеры карикатурны, восточные немцы алчны, а американцы — глупые обыватели с промытыми пропагандой мозгами.

Единственный в этом мире предрассудков и косности здравый человек — адвокат, всю жизнь занимавшийся защитой интересов страховых компаний, то есть немного жулик, использующий свое юридическое образование, чтобы не доплатить простым людям за ущерб.

 

«Шпионский мост»: незаметные герои холодной войны

 Том Хэнкс в роли бруклинского адвоката Джеймс Донована

 

Начальство Донована предлагает своему адвокату легкую работу — взять на себя защиту в безнадежном деле советского шпиона Рудольфа Абеля (Марк Райленс). Не только разгневанная толпа в фильме, но и зрители знают, что подозреваемый виновен — в самом начале есть сцена, где агент достает из-под скамейки в парке шифрованное донесение. Но постепенно пустяковое дело, цель которого — пропиарить адвокатскую контору, в которой работает Донован, — становится для адвоката возможностью показать принципиальность. Он даже говорит привязавшемуся к нему человеку из спецслужб: «Вот я ирландец, вы — немец. Что делает ирландца и немца американцами?» и дальше идет с атакой на обвинение, которое явно забыло о презумпции невиновности и вообще о правах человека.

 

«Шпионский мост»: незаметные герои холодной войны

Кадр из фильма «Шпионский мост»

 

Примерно после первой трети фильма случается событие, которое резко превращает судебную драму в шпионский триллер. Над СССР сбивают обученного в Пакистане американского летчика Фрэнсиса Пауэрса (Остин Стоуэлл), который снимал советские военные объекты. Появляется возможность обменять своего парня на Абеля, и Донован летит в Восточный Берлин, где его ждут неотапливаемая квартира, уличные подростки-грабители и еще один нуждающийся в помощи американский гражданин — студент, которого арестовали ни за что.

 

«Шпионский мост»: незаметные герои холодной войны

 

Михаил Горевой, агент КГБ в фильме «Шпионский мост»:

«Это до оторопи про сегодняшний день, до мурашек. Мне очень хочется, чтобы Обама и Путин посмотрели «Шпионский мост».

 

В написании сценария участвовали братья Коэны, и в нескольких сценах и колоритных персонажах их веселый абсурдистский стиль хорошо узнаваем. Спилберг, как это за ним водится, покрывает все это веселье толстым слоем своего фирменного человеколюбия и старого голливудского оптимизма. Режиссер последователен в своей вере в эволюционный прогресс, который зависит все от того же маленького честного человека из американского кино, на котором вырос и Спилберг.

 

 

Том Хэнкс как-то сказал, что своим успехом в кино обязан внешности, мол, никто не ощущает угрозы, когда он входит в помещение. Киношный красивый Супермен замещен здесь традиционным незаметным героем, современным Джеймсом Стюартом, который должен всех уговорить, умаслить и вернуться домой к жене и детям. И в том, что сам Спилберг, с «Челюстей» которого в 1975-м ведется отсчет современного блокбастера, тут выглядит старомодным проповедником банальных, но справедливых истин, есть что-то подкупающее — чтобы заработать денег, он мог сделать кино про очередного комиксового героя, но не стал, потому что уважает своих зрителей.