Плачь, Роберт, плачь: что делают Де Ниро и Хэтэуэй в невыносимо слезливом «Стажере»

Плачь, Роберт, плачь: что делают Де Ниро и Хэтэуэй в невыносимо слезливом «Стажере»

В премьере минувшего уик-энда королева приторных романтических комедий Нэнси Майерс сводит потенциально интересный поединок Роберта Де Ниро с Энн Хэтэуэй к слезливой мелодраме. Актеры — главное достоинство фильма — заслуживают явно большего.

Со времен «Дьявол носит Prada», главного фильма любимиц маркетологов — городских девушек, интересующихся модой, — прошло девять лет. Энн Хэтэуэй, игравшая там ассистентку главреда глянца, подросла и расправила крылья. Ее героиня в «Стажере» Джулс Остин вполне могла бы оказаться Андреа Сакс спустя несколько лет работы на Миранду Пристли, если бы обладала не журналистскими амбициями, а предпринимательской жилкой.

 

 

 

Джулс запустила с нуля стартап по онлайн-продаже одежды и управляет им в новом стиле: сама вмешивается в работу сайта на всех этапах, причем так, что домашние — дочь и терпеливый муж, отказавшийся от заманчивой карьеры, когда дела у жены пошли в гору, — видят ее только спящей или убегающей в офис. Чтобы придать ей хоть какую-то человечность, Майерс придумывает Джулс привычку разъезжать по офису на велосипеде и фобию к людям, которые редко моргают.

 

Плачь, Роберт, плачь: что делают Де Ниро и Хэтэуэй в невыносимо слезливом «Стажере»

 

К этой страдающей от своей успешности начальнице (как будто на дворе 1950-е и женщины-карьеристки должны быть наказаны) в один прекрасный день приставляют ассистента-пенсионера Бена (Роберт Де Ниро). Тот выходит на неоплачиваемую работу, потому что деньги ему не нужны: кое-что скопил за 40 лет в компании по производству совершенно бесполезных в наше время телефонных справочников, да и пенсия позволяет.

Таким образом, Майерс показывает перевернутый мир, в котором не молодежь растет в компании, возглавляемой бэби-бумерами, а наоборот, одряхлевшие 70-летние идут учиться в новые проекты, сделанные молодыми для молодых. Этот ход позволяет режиссеру (она же — автор сценария) с необычной стороны преподнести сразу несколько тривиальных конфликтов: Бен мужчина, Джулс женщина; Бен старик, Джулс молода; Бен консерватор, Джулс устремлена в будущее, и все же именно противоречия сближают героев, которым как раз противоположностей не хватает для гармонии в жизни.

 

Плачь, Роберт, плачь: что делают Де Ниро и Хэтэуэй в невыносимо слезливом «Стажере»

 

Майерс, родившаяся в 1949-м, сама бэби-бумерша дофеминистской эпохи, даже сочинила для Джулс пьяный монолог, в котором героиня вопрошает: «Куда делись харрисоны форды и джеки николсоны?» (присутствие рядом Де Ниро делает текст еще комичнее), а выпивающие вместе с ней подчиненные интернет-гики стыдливо втягивают животы. Ни одной женщине младше сорока не придет в голову написать такую сексистскую тираду, которая сводит все феминистские достижения к желанию, чтобы настоящий мужчина подержал слабой женщине волосы, пока ее тошнит за баром (что в фильме и происходит).

Тем не менее, а может, именно поэтому фильм интересно смотреть первые полтора часа, пока неожиданная измена не уводит историю из производственной колеи в тупик слезливой мелодрамы, в которой все герои много и охотно плачут (не может удержаться даже Де Ниро за просмотром старого мюзикла с Джином Келли). Начавшись как обаятельная комедия, фильм вдруг начинает выжимать из зрителей слезы сочувствия, как будто взрослая, уверенная в себе женщина после двух рюмок падает вам на грудь и рассказывает о своих страхах, хотя вроде предполагалось, что встреча будет сугубо деловой. 

 

Источник